Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:23 

Рецензия №24. Arthur Rackham

Я и мои демоны
Артур Рэкхем (Arthur Rackham)
(1867-1939)
Крупнейший английский иллюстратор, иллюстрировал множество классических произведений английской и европейской литературы, включая сказки Андерсена и братьев Гримм, волшебные пьесы Шекспира, мифы и легенды. Его винтажные рисунки завораживают.



Официальный сайт

@темы: иллюстрации, живопись

17:52 

РЕцензия №23. Дмитрий Воденников. Здравствуйте, я пришел с вами попрощаться.

Больше никакого рок-н-ролла

Воденников. «Фиолетово-желтый воденников». А можно я скажу, что не могу писать? Что слова утекают сквозь пальцы, когда я в голове перебираю строки его стихов, плавящих душу в огненной лаве недосказанного, невысказанного и такого неизбежного? Что мысли бесятся мелкой мошкарой, когда я пытаюсь сформулировать то, что чувствую?
Наверное, можно. Может быть, даже нужно. Говорить, когда всё сказано – немыслимый и отчасти бессмысленный труд, объясняемый только стремлением рассказать кому-то о чем-то. Вот я и рассказываю. Вам. О нем.
Начнем с того, что я, среднестатистический человек восемнадцати лет отроду, в силу своей среднестатистичности обладаю стандартным набором чувств от любви до ненависти, плюс-минус пара человеческих слабостей. Воденников чувствует больше. Он совсем другими глазами смотрит на то, что мы провожаем взглядами ежедневно и от чего отворачиваемся в неведенье. Простыми словами, своими многоточиями и тире, он переворачивает обыденные вещи с ног на голову, или, точнее будет сказать, с головы на ноги. Чувства, которым ещё не придумали названий, он описывает невероятно точно и тонко; мыслями, сокровенными и пронзительными до дрожи руках он делится со своими читателями.
Читателями... Я, собственно, к чему всё это завела. Не так давно, но и не совсем, чтобы недавно, у Воденникова вышла книга с длинным названием в шесть слов: «Здравствуйте, я пришел с Вами попрощаться». Вышла тиражом в 3000 тысячи экземпляров, очевидно, от того я искала её больше полугода и вот, наконец, нашла.
Захар Прилепин в одном из своих эссе, уже и не вспомню, каком именно, писал, что у нас теперь «эпоха верлибра, рифмовать всем в падлу». Не согласиться с ним нельзя, хотя, конечно исключения налицо. Но Воденников и слово «рифма» – вещи столь разного качества, что и соотнести-то их рука не поднимается. Поэзия плавно перетекает в прозу, а проза мирно сосуществует с поэзией. Он одинаково умело играет как с литературной формой, так и с человеческими чувствами; умело оборачивает в подарочную бумагу свои четверостишья и небрежно выкидывает их же на ближайшую помойку. Он говорит: «Поэзия – всегда неуместна». И пишет стихи, полные дождливой тоски и терпкой свежести.
Эх, тяжело говорить, когда все уже сказано. Эти три прилагательные Воденникова – «цветущий», «небесный» и «бессмертный» - крутятся в бесконечном водовороте оттенков и теней, они говорят всё и в то же время непреклонно молчат. Они успокаивают сердечные метели и в то же время заставляют слететь с катушек от непередаваемой нежности. Они остаются запечатленными большими буквами в твоей памяти, чтобы никогда не быть стертыми.
Руны Воденникова играют в свою, ни от кого не зависящую, игру. Играют с нами, сами с собой и, кажется, даже с самим Воденниковым, хочет он того или нет. Но в этой игре нет победителей и уж тем более нет побежденных. Есть только строчки, которые рождаются где-то на стыке реальностей: «Так дымно здесь и свет невыносимый…»

@темы: книжное

22:50 

Рецензия №22. Однажды.

И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников

Что может случиться одним пасмурным, прозрачным днём с уличным музыкантом, разносчицей цветов, двухлетней девочкой, продюсером маленькой звукозаписывающей студии, пожилым мужчиной, чинящим пылесосы и девушкой, живущей в Лондоне? Да всё, что угодно, в том числе и маленькое, кажущееся совсем незаметным и невзрачным, но, тем не менее, настоящее чудо…
Небритый, рыжеватый парень с дырявой гитарой наперевес, поющий песни собственного сочинения лишь по вечерам, когда никто толком-то и не слушает его надрывное пение, и хрупкая, русоволосая девушка с охапкой журналов и пылесосом в руках, кидающая в его чехол десять центов – казалось бы, обычные молодые люди, которых сценаристы вот-вот подведут к роману и постельной сцене в конце, вот сейчас, буквально за следующим поворотом, а нет: эти двое – целая звезда солнечного масштаба, вокруг которой вращаются другие не менее значимые, но отодвинутые на второй план планеты; и не будет в конце никаких постельных сцен и баталий, ибо к чему все эти условности, когда важно совсем другое, когда акцент делается на волшебстве человеческого общения, способного возродить, излечить, сподвигнуть на поступок, а не на каких-то там сценах? У каждого из героев своя жизнь с каждодневными заботами и проблемами, такая обычная и земная, знакомая каждому зрителю, и вместе с тем невероятно искренняя и трогательная, такая наивная – до мурашек по коже. Как накормить ребёнка в отсутствии его отца, как прожить на жалкие доходы от ремонта пылесосов, как выучить английский с помощью телевизионной передачи – всё это жизненно важные вопросы, которые героям приходится решать, чтобы элементарно выжить, но и они теряют свои значимость и актуальность на фоне глубинного взаимопроникновения двух творческих людей в души друг друга. А когда волшебство вдруг высекает кремнием доверия в душе искры надежды и веры, а быть может, и любви, тихой, незаметной, но удивительной и потрясающей, наделённой неимоверной созидательной энергией, жизнь переворачивается с ног на голову, а небо падает на землю… И тогда можно не без доли удивления обнаружить, что подобный толчок от судьбы становится прекрасным лекарством от городской депрессии, одиночества и тоски, плавно перетекающих в извечную меланхолию и депрессию.
Настоящий, искренний, бесконечно добрый, очень простой и немного грустный фильм о взаимопомощи и дружбе, о любви и верности, об искренности и надежде. Фильм, возрождающий в памяти потрясающий букет, составленный из прожитых эмоций, заставляющий зрителя оценить и переоценить свою жизнь, во многом очень простую, но иногда непонятную и трудную, как задачи по высшей математике. Фильм, похожий на дуновение тёплого июльского морского бриза – смотрится на одном дыхании, оставляет потрясающе светлый след в сердце и щёки со стекающими солёными струйками. В нём минимальное количество декораций, абсолютное отсутствие спецэффектов и голливудских звёзд первой или даже предпоследней величины; на протяжении всей картины не покидает ощущение, что и не фильм это вовсе, а кусочек жизни, скажем, соседей, подсмотренный сквозь открытое окно на кухне.
Удивительное кино, сочетающее в себе показанную с невероятной лёгкостью грубую жизненность и волшебство, присущее сказкам. Таких фильмов действительно мало, и на фоне тотального засилия киноиндустрии американскими полуфабрикатами, индивидуальность этой картины играет яркими красками, словно капля воды в лучах полуденного солнца.
И если всё вышесказанное можно списать на некстати проснувшийся и расшалившийся субъективизм и заявить, что фильм на самом-то деле так себе и даже хуже, то уж точно невозможно отрицать тот факт, что картина наполнена потрясающими музыкальными композициями, очень настроенческими, порой надрывными, исполняющимися на пределе всех душевных сил, сумасшедше прекрасными и лирическими, западающими на самое дно души, оставляющими в сердце привкус горьковатой грусти и сладостной веры в любовь.
Обычно я не советую смотреть фильмы, но это как раз тот случай, когда из правила так приятно сделать исключение!
Агния

@темы: кино

09:45 

Рецензия №21. Алексей Иванов. Общага-на-крови.

Больше никакого рок-н-ролла


Что скрывается за изображением юного очкарика и девушки в растянувшемся свитере работы неизвестного, но вполне среднестатистического художника-иллюстратора? Что за этими словами – «Общага-на-крови»? Очередной традиционный иронический детектив или тонкий психологический этюд? Невозможно долгие страницы дураковаляния или разговоры на краю веры, надежды и жизни? Думаю тем, кто знаком с Ивановым, мой ответ очевиден.
Повествование построено, по сути, на длинных разговорах обитателей общаги о законах мира сего и их месте в этом самом мире. Такие разговоры от безысходности в литературе не новы: ещё дядя Горький очень атмосферно изображал героев известной всем ночлежки через их измышления. Тем не менее, стиль Иванова чувствуется даже в таком раннем его произведении, как «Общага-на-крови»; описываемое им можно коротко определить как «не пошло, но тошно» - повествование и впрямь не пошлое, а от описываемых событий не раз становится тошно.
Рассказывая о таком феномене российского бытия, как «студенческая общага», Иванов не кидается в крайности в попытках охватить всех представителей этого непростого мини-мира, не старается показать всю многогранность этого общества; он описывает задуманное так, что кажется, будто ничего другого в этом проклятом месте не было, нет и не будет, будто давно тут перестала всходить дружба и не растет совсем любовь – чистая, искренняя и неподдельная. Он заставляет тебя оглянуться и говорит: «Смотри, это тот самый коридор, сейчас по нему будет ползти нажравшийся в доску Ванька, а ты должен затащить его в комнату. Ииии раз – взяли, ииии два…». И у людей вокруг уже нет имен, а у тех, что имена сохранились, нет выбора: если ты Леля, значит, ты должна предать, опуститься; если ты Ванька, значит, всё путем, всё так и должно быть, ты должен напиваться каждый Божий день и ломать двери в общаге, пытаясь в несведущем бреду остановить эту безумную вереницу случайностей, ведущих к уже кажущемуся избитым, печальному финалу. Выбор, конечно, есть, но он не здесь, он за дверьми общаги, на улицах, в узких переулках, в большом мире. Но вот незадача, там, вдалеке от бесконечных комнат, тоже нет справедливости.
И Иванов пускает своего героя во все тяжкие: сквозь потерянную дружбу, предательства, вранье, попутно мешая всё это с влюбленностью и даже любовью, приправляя своё варево смертью по вкусу. Он заставляет бедного Отличника пройти свои девять общажных кругов ада, промчаться сквозь них, не оглядываясь и не задумываясь о том, куда именно он несется. А сам будто стоит, опершись на косяк, и наблюдает, разминая пальцы и думая о том, к чему же всё это приведет.
Ясен перец, ни к чему хорошему. Ждать счастливого конца от книги, которая открывается тебе самоубийством – по крайней мере, наивно, если не сказать и вовсе глупо. И всё-таки ты до последнего не веришь, не осознаешь, не можешь себе даже представить, что всё кончится именно так, трагично в своей бессмысленности и бессмысленно в своей трагичности.
Значит ли всё это, что именно «Общагу» стоит читать исключительно поклонникам книги Иванова? И да, и нет. Да, потому что на собственном опыте я убедилась, что начинать знакомство с этим поистине талантливым человеком не стоит с этой его работы. Нет, потому что «Общага» - это своеобразное осовремененное «На дне», единичный этюд из жизни пяти таких разных и таких одинаковых людей. Людей забитых, забытых и одиноких. Людей борющихся, смирившихся и сломленных. Просто людей.

@темы: книжное

18:18 

Рецензия №20. Мой Петербург глазами Александра Петросяна

Я и мои демоны
Я много гуляю по Санкт-Петербургу, родному, любимому, дорогому Питеру. Предпочтительно одна. Потому как люблю общение тет-а-тет с этим строгим мужчиной.
Ты идешь по Петроградской стороне, заходишь поздороваться с Зайцем у Петропавловки, идешь к Летнему саду, идешь по Фонтанке. Туманно, солнечно... Сейчас неважно.
А где-то рядом бродит по улицам такой же влюбленный в этот город, как и ты. Влюбленный и счастливый.
И ходит не один, а в компании со своим фотоаппаратом. А зовут его Александр Петросян.



.много превью.

портфолио

И смотришь на его фотографии и душа тихонько говорит: "Смотри! Это же твой Петербург!"

@темы: прочее, фотография

21:51 

Поздравлятор

ёж учёный
Дорогие завсегдатаи сего места,случайные прохожие и правители!!!
Вот и прожили мы первый месяц.
Думаю,что можно подвести первые итоги.
Предлагаю отправить мне в личку предложения по работе сообщества,предложения,идеи.
А сейчас хочу просто всех поздравить с первым месяцем!
Надеюсь,что будем продолжать работать с новыми успехами!!!
Спасибо всем.кто пишет,читает и комментирует!
С первым месяцем!!!


@темы: организационное, поздравления

13:16 

Рецензия №19. Герман Гессе. Степной волк.

Больше никакого рок-н-ролла


Есть книги, которые приходят к нам только тогда, когда мы готовы прочитать и принять их никак не раньше. Они как бы выжидают своего момента на библиотечных полках, трутся в чьих-то руках, ветшают, теряют страницы, пополняются чьими-то пометками на полях, пока однажды тебе не приходит письмо из далекого Санкт-Петербурга, в конце которого не написано: «Кстати, ты не читала роман Германа Гессе «Степной волк»?».
Такие романы они не только меняют что-то внутри тебя, не только показывают весь многоярусный мир одного лишь человека, нет. Они будят в каждом из нас личного «Степного волка», который противится, кусается, рычит и постоянно смотрит на тебя и сквозь тебя, будто сканирует на надежность, на силу воли и возможность противостоять ему – а значит и себе. И это животное внутри тебя мечется, наворачивает круги в одном и том же вольере одних и тех же мыслей, огрызается, рвет в клочья всё, что ему кажется опасным. Не потому, что озлоблено на весь человеческий мир или обижено им. Просто животное это, степной волк, достигло такой степени одиночества, когда любой внешний раздражитель кажется потенциальной угрозой для внутренней псевдогармонии, И вот, перед нами история одной борьбы: человека – не со степным волком, а с понятием о нем. Борьбы с собственным стереотипом о двойственности своей души, тяжелой битвы с самими собой. Кто выйдет победителем из подобного сражения и может ли в нем вообще существовать победитель и побежденный? Гарри Галлер побеждает степного волка лишь изгнав его из себя, да и то, вопрос остается открытым: а побеждает ли до конца? а изгоняет ли окончательно?
Когда читаешь «Трактат о Степном волке», возникает ощущение, будто ты подглядываешь за чужой, очень несчастной, жизнью через призму злорадного цинизма, не обоснованного и не оправданного. Ты бегаешь глазами по строкам, переворачиваешь страницу, одну, вторую, третью и в какой-то момент понимаешь – это не слова и даже не предложения, это чья-то полноценная судьба, в которой ещё теплится надежда на благополучное разрешение всей этой вселенской несправедливости.
«Степной волк» каждому может дать что-то свое, особенно адресату нужное и только им понимаемое, потому что одиночество у каждого персональное, и на каждое у Гессе есть ответ. Нет, он не пишет: «Есть одиночество такое-то» (хотя и такое встречается), он образами, мыслями, обстановкой, как и подобает настоящему мастеру, рисует всё, о чем можно спросить и всё остальное, о чем спрашивать не стоит. И перед тобой – мозайкой, паззлами, кирпичным строением – складывается образ человека, который убедил
себя в собственном полуживотном происхождении. И картина эта если не потрясающа, то, как минимум, впечатляет. Этот человек, он не бумажный, не цифровой, он настоящий, он живой, потому что вымышленные не умеют так чувствовать, так думать, так жить. Он ходит по улицам (может, мы с ним сегодня уже виделись?), завенувшись в свое пальто и ищет в каждой луже слова: «Вход не для всех. Только для сумасшедших...».
Вчера мне сказали, мол, эту книгу надо перечитывать раз в пять лет, и каждый раз будет казаться, будто когда ты читал её в прошлый раз, ты был слишком юн для неё. Что-то мне подсказывает, что через пять лет меня ждет подобное открытие.

Цитаты под катом.

@темы: книжное

22:47 

Рецензия №18. Януш Леон Вишневский "Одиночество в сети"

ёж учёный

Мое отношение к современное литературе очень двойственно.Я редко нахожу для себя что-то достойное внимания.Эту книгу мне посоветовал человек,выбору которого я доверяю.Поехала,купила и не пожалела.
С первых строк хочется жить миром,описываемым Вишневским,хочется побывать на польских,немецких,американских вокзалах,побывать в аэропортах,подышать этим воздухом,просто окунуться в тот будничный мир.
Автор рассказывает об удивительной истории любви,которая возникла благодаря существованию интернета.Раскрывает сложность взаимоотношений между мужчиной и женщин,сложность привычности друг другу и желание глотка свежего воздуха в рутине брака.
Вишневский раскрывает психологию разных типов женщин и мужчин,описывает их поведения,мысли и чувства в разных ситуациях,которые так банальны в обыденной жизни,но так ярко и правдиво представлены в книге,что от них не устаешь,а восхищаешься ими,учишься на ошибках героев.
Произведение является реалистичным.Преимуществом является то,что Вишневский не доводит своих героев до "хэппи энда".Но он прекрано выражает благодарность влюбленной женщины мужчине,который подарил ей себя,дал "свежий воздух"-она называет ребёнка его именем.
И еще,Вишневский-великолепный знаток женской психологии.
«Боже, помоги мне быть таким человеком, каким считает меня моя собака...»
«Где-то я читала, что у эскимосов больше восьмидесяти слов для обозначения снега. Наверное, если нечто для кого-то является важным и извечным, то это начинают называть тысячью разных способов. Я начинаю понимать эскимосов.»
«Виртуальная действительность точно так же полна искушений, как реальная. Грех прелюбодеяния можно совершить в интернете, не выходя из дома.»
«Невозможно представить, чтобы мужчина, оказавшись на месте женщины, выдержал бы десятикилометровый марш-бросок с полной выкладкой во время месячных и не свалился с ног. Кое-кто упал бы в обморок просто при виде крови. Я почти уверен, что если бы у мужчин были «свои дни», то наверняка их сделали бы нерабочими. Сразу появился бы соответствующий закон или того пуще - декрет правительства.»

@темы: интернет, книжное

19:23 

Рецензия №17. Оскар Уайльд "De profundis. Тюремная исповедь"

Oscar Wilde "De profundis"

Epistola: in carcere et uinculis

Послание: в тюрьме и оковах (лат.)

Фильм "Уайльд", о котором я писала здесь, не показывает и десятой, сотой части той трагедии, которая сломала жизнь величайшего английского писателя XIX века. "Тюремная исповедь" потрясла меня до глубин души, так, как не затронуло еще ни одно произведение, а еще большую горечь словам, сказанным Оскаром Уайльдом, придает тот факт, что все это имело место быть в действительности. Уайльд проявляет необычайную мудрость, смирение, осуждая Бози, трагичного героя всей его жизни, и вместе с тем не щадя самого себя. Я не судья, чтобы быть беспристрастной, а ведь судья обязан выслушать все точки зрения по конкретному вопросу, поэтому мне совсем не хочется знать взгляд Бози и его семьи на происходившие события, даже если представить, что таковые документы имеются и доступны. Я не судья, а поэтому, узнав одну точку зрения — Уайльда — я полностью приму ее и преклонюсь перед этим человеком, сумевшим претерпеть все, что ему пришлось пережить, простить не ради кого-то, а ради себя, и попытаться продолжать жить дальше.

Начав читать эту исповедь всего несколько часов назад только ради того, чтобы занять пару часов свободного времени, я просто не смогла остановиться. Я готова согласиться с Уайльдом во всем, что он изложил, прочувствовать все, что он хотел донести до Бози: все его презрение к нему, его семье, и вместе с этим всю любовь, что он к нему питал, все отчаяние, которое овладевало им, и всю ту жажду жизни, от которой он не отказался несмотря ни на что. Он так обнажил свою душу в этих письмах, что кажется невероятным, как мог Бози... как могло вообще человеческое существо так просто и безо всякого почтения относиться к этим откровениям, чтобы попытаться опубликовать их в каком-то журнале, пользуясь беспомощностью Уайльда, сидящего в тюрьме?!

читать дальше

@темы: книжное

00:27 

Рецензия №16. Фредерик Бегбедер. Романтический эгоист.

Квазимеханизмы
И если и убьёт её природа, то только яблоком по голове. (с) Дмитрий Воденников
Лего из эго

Как бы ни был скандален и растиражирован товарищ Бегбедер, как бы им ни восхищались и как бы его ни поносили, факт остаётся фактом – книга, которую хочется перечитать nn-ное количество раз, растащив её на цитаты до последней строчки, попадается на прилавках книжных магазинов не так уж часто, да что уж там говорить – определённо очень и очень редко. А «Романтический эгоист», что бы ни говорили противники французского нонконформиста, является именно такой книгой.
Дневник-исповедь талантливого писателя Оскара Дюфрена настолько прост и чёток по структуре, что повествование складывается в определённую систему с собственным ритмом и метрикой, составляя контраст с душевными переживаниями главного героя, которые выступают в роли лакмусовой бумажки, которую окунули в водоворот современного общества и заставили чувствовать себя там, как дома. Сам главный герой – карикатура, воспалённое Альтер-эго, отражение в сотни кривых зеркал самого Бегбедера, и порой кажется, что писатель запутался в сложных нагромождениях собственного Я, играя в извечное, по выражению самого Бегбедера, лего из эго. Сюжет, как таковой, в произведении попросту отсутствует, уступая нагретое место записям в стиле «мыслей на салфетках». Калейдоскоп событий, галерея портретных зарисовок не является самой целью описания, ибо на фоне разврата свингерских баров и циничных сцен покорений борделей главной фигурой выступает внутренний мир Оскара Дюфрена с его мыслями, чувствами и рефлексиями.
Жизнь популярного писателя Оскара протекает вполне однообразно – от одной огромной любви к другой, ещё более сильной и поглощающей, а между этими двумя микро жизнями – постоянное пребывание среди светской тусовки, горы кокаина и алкоголя, личностные тупики и фразы недели, записанные наспех в дешёвый блокнот. На мой взгляд, именно эти наспех зафиксированные мысли и есть суть всего повествования, так как Оскар рассуждает о политике, религии, искусстве, любви, да и жизни в целом. Хотя название скорее отсылает к второсортных любовным романчикам, которые продаются на вокзальных площадях, мысли и философия Дюфрена-Бегбедера отнюдь не второсортные и тем более, не площадные. Она свежи, актуальны и пессимистичны, порой до холода по кожи циничны, но в них есть то, что давно утратила большая часть современной литературы - они бесконечно искренни, и это, чёрт возьми, подкупает. Ведь гораздо проще описывать чью-то выдуманную жизнь, чем честно признаться: да, это моя жизнь, это я так живу, потому что я так хочу, и плевать на ваше весьма уважаемое мнение…
«Романтический эгоист» - книга, которая хватает читателя за горло и не отпускает до тех пор, пока он не сделает определённые выводы, необходимые для дальнейшего личностного развития. В ней до одури и нервных конвульсий много стёба, который порой жесток, но всё же наводит на глубокие размышления. Да и лирики в ней хоть отбавляй, и пусть эта лирика кажется сначала муторной и высосанной из пальца тощего француза, потом приходит осознание, что не всё так просто у этого Бегбедера, и, слава богу, ибо в очередной раз провокационный француз показал всем, что книгу нужно не писать - ею необходимо жить.
Эта книга будет интересна всем отчаявшимся, потерявшим веру в любовь и дружбу, в политику, в бога, в конце-то концов. Она не оставит равнодушным того, кто до мозга костей считает себя дитятей XXI века, кто выступает за глобализацию и легализацию всевозможных удовольствий. Она понравится тем, кому вообще мало что нравится, и тем, кому нравится абсолютно всё.

Наверное, после всего вышесказанного, было бы глупо советовать прочитать эту книгу, ещё глупее – её читать, но самой большой глупостью было бы так её и не прочитать…

@темы: книжное

00:02 

Рецензия №15. Зеркальная маска.

Больше никакого рок-н-ролла


— А как же показывать радость, грусть, если нет маски?

Нынешнего зрителя тяжело не то, чтобы удивить или – не приведи Боже – шокировать, его проблематично хотя бы растормошить. Совершить такое чудо дано далеко не каждому, но создателям фильма «Зеркальная маска» это определенно удалось. Психоделическим миром рисунков Елены или самой Еленой – тут уж каждому свое.
Таких фильмов, снятых, именно снятых, а не просматриваемых, на одном дыхании мне довелось встретить немного: когда сюжет един, его не разбивают на десяток маленьких кусочков, за каждым из которых надо следить и при этом успевать наблюдать за общей картиной. Эта целостность не есть нечто сверхъестественное, она вполне объяснима: главный герой сосредотачивает на себе всё возможное внимание и вуаля – эффект гениальности налицо.
Все мы отчасти живем в мире своих мыслей/слов/песен/рисунков, но не все попадаем туда полностью: со всеми потрохами и телесными оболочками. А если попадаем, то как бы проверяем на прочность собственный мир. Этим и занимается Елена: она исследует свои эскизы изнутри, изначально даже не понимая, где находится. И на самом деле наши миры оказывается куда более живучими, нежели мы их задумывали; куда более реальными и опасными.
Мы привыкли, когда нам показывают обычную жизнь необычных людей – это нынче что-то вроде моды на разоблачение, мол, посмотрите, они такие же как мы, эти художники-музыканты-писатели, у них такие страсти и вредные привычки, такая же яичница на завтрак, такие же сигареты в кармане. Также мы привыкли видеть необычную жизнь обычных людей – здесь действует тот же принцип уравниловки, но в другом направлении: человек, такой же как и мы, может добиться многого, если не сказать «чего угодно». А фильмы, рассказывающие о необычной жизни необычных людей, либо производят фурор, либо с треском проваливаются. Конечно, с необычностью Елены можно спорить долго и упрямо, но мне она всё же кажется личностью незаурядной и удивительной, достойной сказочной профессии жонглера в цирке и приключений верхом на летающей книге.
Одна немаловажная черта фильма – это маски на лицах героев в настенном мире рисунков Елены. Она хоть и удивляется такому обилию закрытых обличий, но не пытается их снять, сорвать с кого-то, увидеть, что там, под маской, она безоговорочно верит людям без лиц, но с личинами, за что не раз оказывается в ловушке. Но другой мир ведь и должен быть таким, без обычных человеческих обличий, иначе он не назывался бы другим..
Такие фильмы легкой дымкой оседают в подсознании и хранятся там ещё очень долго, пока не появляется возможность пересмотреть или хотя бы вспомнить. Смотрите. Добрые сказки по-прежнему в моде.

@темы: кино

12:41 

Рецензия №14. Макс Фрай. "Книга для таких, как я"

Я и мои демоны

читать дальше

знаете, прочитав эту книгу, мне захотелось прочитать то, что доселе не имело для меня литераторного интереса. возможно, эта книга пробудит в вас желание прочитать ни одну и ни две, а целую стопку книг, а может (если вы уже все прочитали) по другому взглянуть на романы и повести.

@темы: книжное, публицистика

12:15 

рецензия №13. Саша Бес

such an incredible height
позанимаюсь немного рекламой современной молодежи)



этого молодого человека зовут Саша Бес. на дневниках он довольно-таки популярен) очень часто, нажав на кнопочку "случайный дневник", можно наткнуться на его стихи - в цитатниках, в эпиграфе, в самих записях. казалось бы - достаточно простой слог, нет ни сложных заворотов, ни сложных конструкций - но его игра слов, звуков, аллегорий завораживает при каждом прочтении. перечитывая стих в десятый, двадцатый раз - находишь что-то новое. читаешь сквозь строки и видишь нечто, близкое именно тебе.наверное, в этом и заключается талант настоящего поэта - уметь вызывать эмоции в душе каждого отдельного читателя, писать так, чтоб это было понятно всем - и каждому по-своему.
на дайрах Саша обитает здесь
на стихи ру - здесь

приятного чтива! (:


@темы: интернет, стихи

11:26 

Рецензия №12. По чаю и оформим сделку?

"Чур, чур, морок и грех!"
читать дальше

За окном было отчаянно, по весеннему снежно. Звуки легкого яблочного джаза и чай с лимоном, греющий руки. Очередной томик от Амфоры и Фрая - «сборник рассказов про кофе должен быть уравновешен сборником рассказов про чай».
Итак, сборник чайных рецептов, разбавленных рассказами, и вот нам предстоят долгие вечера с разномастными чашками и таким разно-чудесным чаем. Ведь так просто воплотить рассказ, создав под него неповторимый напиток, а потом читать и читать вслух друг другу на маленькой кухне, посреди унылых громад тусклого города.
А может, все наоборот? И мы залпом проглотим книгу, не вылезая из пледа, а потом заварим самый простой пакетик персикового Липтона, потеряв, быть может, всю самую вкусность процесса.
В любом случае, попробовать, как минимум стоит. У «Чайной книги» другой вкус, не как у «Кофейной», порой он горек как пустой черный чай в больничной палате после ночи дежурств, порой пахнет степными травами или Святой Землей. Но самое-то главное в чем? В том, что он ПРАВИЛЬНЫЙ, а не хороший или плохой. Он не ответит на вопросы, а задаст новые. «И она все равно не вернется к себе в городок. Ни за что на свете. И еще. Она непременно научится пить этот землистый пуэр.»

@темы: книжное

17:19 

Рецензия №11

A Sweet Little Bullet from a Pretty Blue Gun
"Скажи мне, Перри, почему чем больше вещей я покупаю,
тем больше понимаю, что у меня ничего нет?"


Король-рыбак



Что мы знаем о боли... Собственно, ничего, абсолютно ничего, потому-то мы так неосторожны, да что тут неосторожны - глупы и недальновидны. Мы просто не знаем. Не знаем, что каждый наш шаг оставляет след, что каждое наше слово способно убить, каждый наш жест приводит в движение неумолимую и бесстрастную машину Судьбы.
Джек осознал важность каждого нашего поступка только тогда, когда потерял всё - популярность, семью, надежду на нормальную жизнь. Одно неосторожное слово - и парень с ружьём, выполняя даное в шутку указание, расстреливает посетителей бара, а вместе с ними и Джека-звезду, Джека-льющего-в-уши-людей-пошлую-чепуху, Джека-асоциала-и-психопата.
А дальше дно. Алкоголь, грязные подворотни, женщина, которую он не может и не хочет оценить по достоинству и пустота. Абсолютнейшая пустота которую нечем заполнить.
Но природа не терпит пустоты, ведь так? И сама Судьба, так жестоко распорядившаяся жизнью Джека посылает ему Перии. Перри, который в тот роковой вечер тоже потерял всё. Так начинается путешествие Джека по сказочному Нью-Йорку, больше напоминающего путь на Голгофу, в конце которого ты всё же можешь сделать выбор, который вернёт жизни смысл.
Это фильм-сказка, фильм-откровение, заставляющий то плакать то смеяться, напоминающий о ценности каждой минуты, важности каждого вдоха. Это притча о том, как важно быть честным с собой и о том, что настоящие ценности не могут быть рукотворными

@темы: кино

16:55 

рецензия №10. Рэй Брэдбэри - Вино из Одуванчиков

such an incredible height


это одна из тех книг, которая вряд ли может кого-то оставить равнодушным. некоторые могут посчитать ее скучной и непонятной, но те, кто ее таковой не считают, обязательно остаются в восторге. так тонко прописаны чувства маленького мальчика, все его переживания. читаешь и видишь мир глазами 12-летнего Дугласа Сполдинга. особенно удивительным остается тот факт, что Брэдбери писал этот роман, будучи уже взрослым, зрелым мужчиной. как ему удалось так точно и тонко описать переживания маленького мальчика - остается загадкой. наверное, загвоздка в том, что роман этот - наполовину автобиографический, и Рэй сумел сохранить в себе тот остаток детства, мальчишества, который еще подвластен сознанию.
многие читая эту книгу плачут. и я не исключение. на некоторых сценах ревела просто как сумасшедшая, хоть и читала книгу, будучи уже достаточно взрослой.
наверное, в любом возрасте можно почерпнуть из нее что-то новое.
поэтому советую всем)

Вино из одуванчиков. Самые эти слова – точно лето на языке. Вино из одуванчиков – пойманное и закупоренное в бутылки лето.

@темы: книжное

16:44 

Рецензия №9

A Sweet Little Bullet from a Pretty Blue Gun
Артур де Пинс. Маленькие радости. Осторожно, картинки 16+

Рецензия не слишком-то соответствует направленности сообщества, поэтому я вполне могу её убрать. Также важны любые мнения. Спасибо за внимание)

@темы: живопись

13:43 

Рецензия №8. Туве Янссон - "Летняя книга"

"Чур, чур, морок и грех!"
читать дальше

История долгого лета на рыбацком острове, где есть заколдованный лес, а гагарки умирают от любви. На острове, где заведенный порядок, круг дел, мыслей и привычек так пугающ для чужаков - девочки Вероники с чудесными волосами и соседа-директора. Замкнутый на себе мир.
Их двое. София боится глубины и ночевать одна в палатке. Бабушка много курит и у нее часто болят ноги. "Мне кажется, - сказала бабушка, - мне кажется, что я еще никогда не видела здесь такой тихой погоды. Тут всегда было ветрено".Их всегда двое: построить собственную Венецию с дворцом дожей, вызвать ужасающий шторм на остров, отвести беду от семьи, набрав особым образом траву в карман бабушкиного пальто, и остаться в одиночестве, смертельно обидевшись друг на друга. Два человека, свободных от сурового рыбацкого быта наполняют свою жизнь волшебным смыслом, выдумывая на ходу притягательные и опасные приключения. Но и им не сбежать - неотвратимо приходит август - время покидать остров. "На неделю раньше обычного она сняла занавески, заклеила окна, выходящие на юг и восток, большими листами бумаги и написала на них: Не срывайте, иначе перелетные птицы могут удариться о стекло. Пользуйтесь всем, но позаботьтесь о дровах... Инструменты под верстаком. С дружеским приветом.
- Почему ты так спешишишь? - спросила София. И бабушка ответила ей, что лучше всего браться за дело, когда чувствуешь, что пришел срок."

Всему свое время - пришедшему умению нырять на глубину и остановившемуся сердцу.

@темы: книжное

12:24 

Рецензия №7. М. и С. Дяченко - "Цифровой"

"Чур, чур, морок и грех!"
читать дальше

После прочтения этой книги мне захотелось удалить свои сетевые дневники, стереть себя из всемирной паутины, избавиться от бесконечного потока информации.
После прочтения этой книги мне впервые стало страшно за свободу собственного сознания, и я задумалась о том, что заставляет меня делать те или иные вещи.

Проза М. и С. Дяченко невыносима особой психологичностью и чернотой безнадежности, в которую, как на плаху, шагает герой. «Цифровой» описывает нам реальность, где люди, подобно нам, проводят время в онлайн играх и сетевых дневниках. За суррогатом, все больше и больше копирующим настоящую жизнь, теряется все то, что делает человека человеком. Мнимая свобода обмена мнениями превращается в поле манипуляций некого разума. Но есть герой – Арсен Снегов, который как взрослеющий ребенок, проверяет что же он сам может в этом мире, насколько послушны и подвластны ему простые люди. С помощью различных программ и утилит герой получает возможность влиять на людей. Он видит себя способным на все и платит соразмерную цену – небытие в виртуальной реальности, как Икар, возомнивший себя равным богам, падает в море. Но его жизнь как и его смерть ничего не меняют в мире. Жизнь коротка и границы ее размыты… «Vita nostra brevis est»
Я всегда глотала книги М. и С. Дяченко запоем, за вечер, не дыша. И больше ни разу не брала в руки, они слишком мрачны. "Вы напрасно верите мальчики, что там, в этом честном мире, вы окажетесь среди сильных, найдете достойное вас место... Потому, что те, кто действительно умеет находить такое место, - находят его В ЛЮБОМ мире... Они побеждают на выборах и ворочают миллионами и совсем не читают сказок..."

@темы: книжное

22:31 

Рецензия № 6

ёж учёный
Сегодня я хочу расскзать вам об одном из великих актеров и певцов XX века.Он вдохнул невероятную жизнь в стихи поэтов Серебрянного века - он подарил им музыкальное оформление.Он был псвоему противоречив и интересен.Голос начала двадцатого века-Александр Вертинский.

09.03.1889- 21.05.1957
Александр Николаевич Вертинский


Алекса́ндр Никола́евич Верти́нский (9 (21) марта 1889, Киев — 21 мая 1957, Ленинград) — русский эстрадный артист, киноактёр, композитор, поэт и певец, кумир эстрады в первой половине XX века, лауреат Сталинской премии. Отец актрис Марианны и Анастасии Вертинских.
Александр Вертинский родился 9 (21) марта 1889 года в Киеве. Рано оставшись без родителей, жил на попечении родственников. В молодости пытался зарабатывать на жизнь, продавая открытки, работая грузчиком, корректором в типографии, играл в любительских спектаклях. В 1912 году переехал в Москву, начал сниматься в кинофильмах. С 1915 года выступал на эстраде, создавая сценический образ Пьеро, исполнял песни на свои собственные стихи и стихи поэтов Серебряного века (Марина Цветаева, Игорь Северянин, Александр Блок). Ещё до Февральской революции завоевал известность в России. Каждую песню превращал в небольшую пьесу с законченным сюжетом и одним-двумя героями. Вёл богемный образ жизни, участвовал в скандальных выступлениях футуристов, злоупотреблял кокаином. Во время Первой мировой войны стал медбратом в санитарном эшелоне.

Яркость сценического образа «субтильного Пьеро» привела к появлению большого количества подражателей и пародистов Вертинского. В частности, были особенно известны пародийные песенки популярного артиста-эксцентрика Савоярова, который до конца 20-х годов гастролировал по России с концертами. Во втором акте своего выступления он гримировался под лунного Пьеро и выступал «в своём репертуаре» под фамилией «знаменитого артиста Валертинского». Это, безусловно, сослужило добрую службу Вертинскому, который, несмотря на свою краткую карьеру (менее четырёх лет) и долгое отсутствие — в итоге не только не был забыт, но и превратился в символическую легенду дореволюционной российской эстрады.

После Октябрьской революции эмигрировал из России в ноябре 1920 года через Константинополь. Вместе с такими артистами, как Фёдор Шаляпин, Иван Мозжухин и Анна Павлова, Вертинский постепенно завоевал популярность за рубежом. Поначалу оказался в Турции, где приобрёл греческий паспорт, наличие которого давало возможность работать и путешествовать. Уезжает в Румынию, где гастролирует в Бессарабии, в которой проживало много русскоязычного населения. Обвинён в шпионаже в пользу СССР, выслан в Бухарест, сильно нуждался. С 1923 по 1927 год он жил в Польше и ездил с гастролями по всей Европе. В Сопоте познакомился с девушкой Ирен (Рахиль Потоцкой), которая вскоре становится его первой женой. Брак оказался недолгим.

Из Польши Вертинский перебрался во Францию, а затем отправился в США, где общался с Марлен Дитрих и Чарльзом Чаплином. После удачных гастролей снова вернулся во Францию, но вскоре переехал в Шанхай, Китай, где проживала большая русская колония. Там в 1935 году он познакомился с поэтессой Лариссой Андерсен, в которую одно время был безответно влюблён и высоко оценивал её творчество. В Шанхае он женился второй раз на Лидии Циргвава, разница в возрасте с которой составляла 30 лет. Вскоре у него родилась первая дочь — Марианна. Чтобы прокормить семью, артисту приходилось давать по два концерта в день.

Вертинский многократно просил разрешения вернуться в СССР, в 1943 году разрешение было получено (во время Великой Отечественной войны было разрешено вернуться и некоторым другим деятелям культуры). Вертинский поселяется в Москве, гастролирует на фронте, исполняет патриотические песни, пишет песню посвящённую Сталину;

В СССР значительная часть репертуара артиста была запрещена[источник не указан 22 дня], ему не разрешали выступать в престижных концертных залах, не издавали пластинки, не транслировали его песни по радио, в газетах не было рецензий на его концерты. Вертинский много гастролировал по стране, побывал в городах Средней Азии, в которых он до этого не был, Сибири, Урала, выступая в клубах, на заводах, на стройках, в шахтах. Снимается в фильмах:"Заговор обреченных", «Анна на шее» и др.. Только в сталинской России раскрылся талант этого выдающегося человека. В Москве рождается вторая дочь Анастасия.

Артист скончался 21 мая 1957 года в гостинице «Астория» в Ленинграде, куда приехал на гастроли.




@темы: кино, музыка

рецензии на обрывках сознания

главная