16:55 

рецензия №10. Рэй Брэдбэри - Вино из Одуванчиков

such an incredible height


это одна из тех книг, которая вряд ли может кого-то оставить равнодушным. некоторые могут посчитать ее скучной и непонятной, но те, кто ее таковой не считают, обязательно остаются в восторге. так тонко прописаны чувства маленького мальчика, все его переживания. читаешь и видишь мир глазами 12-летнего Дугласа Сполдинга. особенно удивительным остается тот факт, что Брэдбери писал этот роман, будучи уже взрослым, зрелым мужчиной. как ему удалось так точно и тонко описать переживания маленького мальчика - остается загадкой. наверное, загвоздка в том, что роман этот - наполовину автобиографический, и Рэй сумел сохранить в себе тот остаток детства, мальчишества, который еще подвластен сознанию.
многие читая эту книгу плачут. и я не исключение. на некоторых сценах ревела просто как сумасшедшая, хоть и читала книгу, будучи уже достаточно взрослой.
наверное, в любом возрасте можно почерпнуть из нее что-то новое.
поэтому советую всем)

Утро было тихое, город, окутанный тьмой, мирно нежился в постели. Пришло лето, и ветер был летний — теплое дыхание мира, неспешное и ленивое. Стоит лишь встать, высунуться в окошко, и тотчас поймешь: вот она начинается, настоящая свобода и жизнь, вот оно, первое утро лета.
Дуглас Сполдинг, двенадцати лет от роду, только что открыл глаза и, как в теплую речку, погрузился в предрассветную безмятежность. Он лежал в сводчатой комнатке на четвертом этаже — во всем городе не было башни выше, — и оттого, что он парил так высоко в воздухе вместе с июньским ветром, в нем рождалась чудодейственная сила. По ночам, когда вязы, дубы и клены сливались в одно беспокойное море, Дуглас окидывал его взглядом, пронзавшим тьму, точно маяк. И сегодня… — Вот здорово! — шепнул он. Впереди целое лето, несчетное множество дней — чуть не полкалендаря. Он уже видел себя многоруким, как божество Шива из книжки про путешествия: только поспевай рвать еще зеленые яблоки, персики, черные как ночь сливы. Его не вытащить из лесу, из кустов, из речки. А как приятно будет померзнуть, забравшись в заиндевелый ледник, как весело жариться в бабушкиной кухне заодно с тысячью цыплят!

А пока — за дело!
(Раз в неделю ему позволяли ночевать не в домике по соседству, где спали его родители и младший братишка Том, а здесь, в дедовской башне; он взбегал по темной винтовой лестнице на самый верх и ложился спать в этой обители кудесника, среди громов и видений, а спозаранку, когда даже молочник еще не звякал бутылками на улицах, он просыпался и приступал к заветному волшебству.)
Стоя в темноте у открытого окна, он набрал полную грудь воздуха и изо всех сил дунул.
Уличные фонари мигом погасли, точно свечки на черном именинном пироге. Дуглас дунул еще и еще, и в небе начали гаснуть звезды.
Дуглас улыбнулся. Ткнул пальцем.
Там и там. Теперь тут и вот тут…
В предутреннем тумане один за другим прорезались прямоугольники — в домах зажигались огни. Далеко далеко, на рассветной земле вдруг озарилась целая вереница окон.
— Всем зевнуть! Всем вставать! Огромный дом внизу ожил.
— Дедушка, вынимай зубы из стакана! — Дуглас немного подождал. — Бабушка и прабабушка, жарьте оладьи!
Сквозняк пронес по всем коридорам теплый дух жареного теста, и во всех комнатах встрепенулись многочисленные тетки, дядья, двоюродные братья и сестры, что съехались сюда погостить.
— Улица Стариков, просыпайся! Мисс Элен Лумис, полковник Фрилей, миссис Бентли! Покашляйте, встаньте, проглотите свои таблетки, пошевеливайтесь! Мистер Джонас, запрягайте лошадь, выводите из сарая фургон, пора ехать за старьем!
По ту сторону оврага открыли свои драконьи глаза угрюмые особняки. Скоро внизу появятся на электрической Зеленой машине две старухи и покатят по утренним улицам, приветственно махая каждой встречной собаке.
— Мистер Тридден, бегите в трамвайное депо! И вскоре по узким руслам мощеных улиц поплывет трамвай, рассыпая вокруг жаркие синие искры.
— Джон Хаф, Чарли Вудмен, вы готовы? — шепнул Дуглас улице Детей. — Готовы? — спросил он у бейсбольных мячей, что мокли на росистых лужайках, у пустых веревочных качелей, что, скучая, свисали с деревьев.
— Мам, пап, Том, проснитесь!
Тихонько прозвенели будильники. Гулко пробили часы на здании суда. Точно сеть, заброшенная его рукой, с деревьев взметнулись птицы и запели. Дирижируя своим оркестром, Дуглас повелительно протянул руку к востоку.
И взошло солнце.
Дуглас скрестил руки на груди и улыбнулся, как настоящий волшебник. Вот то то, думал он: только я приказал — и все повскакали, все забегали. Отличное будет лето!
И он напоследок оглядел город и щелкнул ему пальцами. Распахнулись двери домов, люди вышли на улицу. Лето тысяча девятьсот двадцать восьмого года началось.
...
1957г.

@темы: книжное

Комментарии
2009-07-02 в 16:56 

Да! Обожаю эту книгу.)
спасибо за рецензию)

2009-07-02 в 17:08 

вряд ли
это всего лишь интернет
да, книга просто замечательна.

2009-07-02 в 18:16 

Моя судьба витой узор, моя резная. Бок о бок по земле идем, себя не зная. © Пикник
надо обязательно прочитать!
купила. а она где-то валяется:(

2009-07-03 в 11:35 

such an incredible height
Мечтательный Шизофреник
всегда пожалуйста, просто не могла смолчать)

вряд ли
:friend:

Alia Rosenberg
читай обязательно! это классика жанра)

2009-07-03 в 11:50 

ёж учёный
замечательно,что появилась рецензия на эту книгу)

URL
2009-07-03 в 11:54 

such an incredible height
ёж учёный
старались) *раскланивается)*

     

рецензии на обрывках сознания

главная